«Кара» Джона Мэддена

272ab75e

Кара Предлагаем вам рецензию Станислава Никулина на кинофильм Джона Мэддена «Кара».

Прежний представитель «Моссада» Дэвид (Сиаран Хиндс) заканчивает жизнь самоубийством, что вызывает логичные вопросы у его прежних коллег Стефана (Том Уилкинсон) и Рейчел (Хелен Миррен). В 60-х в Западном Берлине они (Сэм Уортингтон, Джессика Честейн, Мартон Чокаш) успешно сделали процедуру по захвату и убийству эсэсовского нарушителя закона Фогеля (Еспер Кристенсен), став персонажами страны и собственного народа. Но, как выясняется, им есть что таить. Дэвид, не смогший условиться с совестью, сделал собственный выбор. Стефан и Рейчел не способны на настолько конкретные меры, однако встречи с фантомами прошлого всё равно не избежать.

«Кара» — римейк израильской картины3D «Долг», о которой большая общественность узнала лишь после того, как было объявлено о конце работы над её переосмыслением в Голливуде. Логично, Мэддена, режиссера3D очень шероховатого, однако чётко понимающего уровень созидательной ватерлинии, в такой возможности перевода привлёк не столько фабульный костяк — представители израильской разведки против эсэсовского нарушителя закона, — сколько ряд значительных и любознательных частностей.

Сочетание 2-ух кратковременных пластов (конец 90-х и половина 60-х) скрывало внутри себя определенную опасность, избежать которой целиком невозможно, а решить головоломку с минимальными утратами — вполне. Занимающая огромную часть кинофильма ретроспектива (отличная Честейн идет на приём к врачу-убийце, жесткий Уортингтон умильно ждёт на крыльце, стройный Чокаш играет на сорванном фортепиано) выполнена в самых лучших обычаях разведывательного кино. Однако кроме основной интриги режиссёр3D предлагает созерцателю целый комплект интересных компонентов, не только лишь воскрешающих унылую окружающую среду Западного Берлина, но также и выставляющих «Кару» за рамки формализованного жанра. Мэдден снимает драму с большой буквы, и лишь затем — всё другое, несмотря на многие свойства из ряда «геройский поступок лазутчика». Но шарм прирожденного благородства и войны за проповедуемые эталоны уходит (либо уходит) в небытие после возвращения в 90-е, где Рейчел будет обязана привести открытое до конца. И тут, пестуемая режиссёнапиток трагедия преобразуется в очевидный детектив, что, нежно выражаясь, не приводит в экстаз.

Тем не менее, логичный вопрос — имеется ли в том вина Мэддена? — стоит оставить открытым. На этот раз он и впрочем сделал всё, что мог. По меньшей мере, оказалось, что он может снимать о разведчиках. Не господь известие какой вывод, однако лучше, чем ничего.
(с) Станислав Никулин

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *